Гуркин об Алтае


 

Чорос-Гуркин Григорий Иванович об Алтае

Мощными, каменистыми пестрыми грядами раскинулись громады гор. Тесня одна другую, они раздвинулись в бесконечную ширь и даль, теряясь в голубой воздушной пыли.

Крутые скаты их глубоко прорезаны ущельями. Всюду нависли хмурые скалы, готовые обрушиться обвалами над темными зияющими безднами. За ними уступами к облакам высятся исполинские гребни утесов. А дальше и выше , над голубою гранью неба, в праздничной синеве, как рать сказочных богатырей, стоят великаны – цари гор: кругом, раскинувши свои шатры, гордо подняли они свои снежные вершины и сияют ими в высоте. На громадных шлемах их, как драгоценные камни, рубины-изумруды, блестят ледники. Они окаймлены вокруг узором причудливых скал и мощными пластами снега.

Все вокруг первобытно, грандиозно и величаво: могучим кольцом раскинулось и ушло в беспредельную даль горы. Мягкие линии сдвинулись одна на другую, смешались в лабиринте очертаний и замкнулись в неуловимой дали воздушной лазури.

Какой везде простор и какая мощь!

Это ты, заколдованный угрюмый царственный Алтай!..

Это ты окутался туманами, которые, как мысли, бегут с твоего могучего чела в неведомые страны…

Это ты, богатырь, дремлешь веками, сдвинув свои морщинистые брови, и думаешь свои заветные добрые думы…

 

… Среди этого могучего заколдованного царства, среди величественной природы, среди громад голубых гор, среди дремучих темных лесов, по нежным благоухающим цветами долинам, по золотому дну Алтая, течет изумрудная река – красавица Катунь. Глубоко врезалась она в самое сердце Алтая и между ущелий извилась глубокою лентой. Бурная, неугомонная, крепко прижалась она к груди великана и стремительно, с шумом, течет впереди... И нет, кажется, никакой силы, могущей остановить ее течение, нет преград ее стремлению и могучему бегу…

Величаво, с сознанием своей силы и благородства, шествует между праздничных берегов лучезарная Катунь. Она уже не шумит теперь так бурно, как весной, но элегически спокойно катит свои бирюзовые волны.

Тихо всплескивается о прибрежные камни, о холодные грани молчаливых утесов. Нежась, отдыхает она от своего стремительного бега, и как будто вперед, для будущей весны, бережет свои буйные силы…

Спокойно, хорошо и мирно вокруг…

... Все-таки здесь на Алтае, среди родной природы я чувствую себя спокойно, весело и счастливо. Подумаешь, какая благодать кругом. Все растет, зеленеет, цветет, все окутано живым, чистым, голубым воздухом, а золотое солнце щедро льет свои живительные, целебные лучи.

Алтай мощный, живой цветет. Катунь - бурная красавица Алтая, поет дивные песни. Какой покой, счастье. И мне, как сыну Алтая, как человеку, ничего больше не нужно, как только жить, видеть, осязать свою родину - кормилицу мать - голубой Алтай...

 

Источник информации:

Алтай - духовный центр Евразии / [гл. ред. А. М. Тарунов]. - [2-е изд., испр. и доп.]. - М.: Науч.-информ. изд. центр, 2012 (Барнаул). - С. 23. - (Наследие народов Российской Федерации; вып. 4);

[Письма Г. И. Гуркина] // Кан-Алтай: номер посвящен 125-летию со дня рождения Г. И. Чорос-Гуркина. Горно-Алтайск, 1994. № 4. С. 9.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Комментировать

Copyright 2012-207.
^ Наверх